krasnojarochka (krasnojarochka) wrote,
krasnojarochka
krasnojarochka

Categories:

Памятник неизвестному солдату в Красноярске. Часть 2

В процитированном в первой части путеводителе по памятникам, дважды издававшимся в Красноярске, нет информации об авторе скульптуры, год установки также не указан. Парадоксально, не правда ли?


Первой фамилию автора скульпторы мне сообщила Юлия (kraevushka). В Интернете о художнике оказалось достаточно материала, есть и статьи в прессе последнего десятилетия и даже диссертация, посвященная его творчеству, защищена в 2005 году. Среди изданий советского периода материал о нем удалось найти в книге Ивана Максимовича Давыденко «Художники Красноярска» (Красноярск, 1978). Насколько же диссонирует масштаб личности скульптора, его дар, яркость судьбы с незнанием красноярцев о нем и его работах! 

Автор памятника – Георгий Дмитриевич Лавров

Три штриха.
Именно Лавров был первым профессиональным скульптором в крае.
Его отец, иконописец, вместе с Суриковым ехали в столицы (Петербург и Москву) учиться.
В течение семи лет в 20-30-х годах скульптор совершенствует свое мастерство в Париже.

А теперь цитата из книги И. М. Давыденко: «Начало серьезной работе в развитии скульптуры в крае в послевоенный период было положено скульпто­ром Георгием Дмитриевичем Лавровым (1895). Он ро­дился в деревне Назимово Ярцевского района в семье художника-иконописца. Это его отец Дмитрий Лавров и Василий Суриков вместе ехали в Петербург поступать учиться: один – в Академию художеств, другой – в иконописную школу. (Из воспоминаний супруги Г. Д. Лаврова, его отец был командирован за счет епархии под Москву, в Троице-Сергиеву Лавру, где «стал мастером иконописи, реставратором, расписывал потолки, стены, изготовлял церковную утварь, резал иконостасы из дерева, золотил» – k.)
В судьбе Г. Д. Лаврова было немало интересного. Он ученик первого набора Красноярской художественной школы, учился у Д. И. Каратанова. В гражданскую войну был красным бойцом Алтайской партизанской дивизии. Сидел в застенках колчаковцев и чудом остался жив. В 1923 году он впервые вылепил бюст В. И. Ленина, по­ехал в Москву и показал портрет Ильича М. И. Ульяно­вой. Скульптура понравилась, была приобретена и пода­рена от имени редакции «Правды» подшефному газеты Дулевскому фарфоровому заводу. Успех окрылил мо­лодого художника. В середине 1925 года он делает про­ект памятника вождю для Полтавы. «...Памятник имеет несомненные   достоинства, – отозвался А. В. Луначарский. – Скульптура грамотна и красива, но несколько «вдохновенна», что недолюбливал Владимир Ильич. Я советовал бы придать фигуре Ленина больше спокойст­вия, меньше театральности».
Вскоре Луначарский встретился с Лавровым и пред­ложил ему длительную творческую командировку во Францию.
В Париже Лавров пробыл восемь лет, с 1927 по 1935 год. Мастерство совершенствовал под руководством учеников Родена – Ландовского и Бушара. Занимался так­же и в студии знаменитого французского ваятеля Бурделя. Георгий Дмитриевич лепил портреты Марселя Кашена, Поля Вайяна-Кутюрье, выполнял различные пору­чения газеты французских коммунистов «Юманите». По заказу французских коммунистов сделал более тридца­ти скульптурных изображений К. Маркса, В. И. Ленина. Произведения Лаврова демонстрировались на ежегодных парижских выставках. Возвратившись на родину, скульп­тор продолжил свою Лениниану.
С 1945 по 1953 год Георгий Дмитриевич жил и рабо­тал в Красноярске (точнее было бы сказать «в Красноярском крае» – k). Здесь он создал ряд портретов дея­телей культуры и науки края. В краеведческом музее на­ходится его «Портрет Д. И. Каратанова», выполненный с натуры и удивительно точно передающий сходство и характер Дмитрия Иннокентьевича. Есть в музее и не менее ценная работа «Портрет хирурга Щепетова». Г. Д. Лавров автор памятника солдатам 31 сибирского полка, расстрелянным колчаковцами, и бюста-памятника В. И. Су­рикову, установленного на усадьбе Дома-музея художни­ка. В экспозиции Дома-музея есть мраморный портрет Сурикова работы Лаврова.
Сейчас Георгий Дмитриевич живет и работает в Мо­скве. Его скульптуры, посвященные В. И. Ленину, можно встретить в музеях Москвы, Красноярска, Магадана, Ор­ла, Шушенского» (С. 105-108).

Конечно же, в издании 1978 года не уточняется, что в Красноярске в 1945-м году Лавров оказался после Колымы и не по своей воле. Многие факты сложной и необычной судьбы скульптора стали известны лишь из публикаций 2000-х годов. Так что процитированный краткий очерк требует дополнений.

Родился Георгий Дмитриевич 1 мая, в семье он был десятым из двенадцати детей. Об отце Георгия Суриков писал, вспоминая совместную поездку на учение: «Ехать нам очень весело с Лавровым – все хохочем, он за мной ходит как нянька: укутывает дорогой, разливает чай, ну, словом, добрый и славный малый» (Цит. по статье: Болдырев Ю. Скульптор Лавров // Вечерний Красноярск. – 2001. – № 106.) Георгий закончил Красноярское духовное училище, затем духовную семинарию, где во время празднования 200-летия М. В. Ломоносова и проявился наиболее ярко его талант. «Ректор Н. П. Асташевский поручил своему воспитаннику Лаврову скопировать с маленькой гравюры портрет Ломоносова, который был вывешен в актовом зале. Собравшаяся публика высоко оценила работу шестнадцатилетнего юноши. На следующий день ректор вручил ему рекомендательное письмо на имя Д. И. Каратанова, который вел рисунок в Красноярской вечерней студии рисования и живописи. Три года Лавров занимался под руководством этого талантливого педагога, серьезного и внимательного к ученикам» (Там же.).
Позднее, чтобы изучить анатомию, необходимую для художника, Георгий поступил на медицинский факультет Томского университета, обучаясь на котором он посещал классы рисования и живописи Общества томских художников.

В гражданскую войну Лавров был среди партизан и сражался против режима Колчака. В 1917 году дважды был арестован колчаковцами в Томске. После войны, в 1922-м году, приехал в Москву, работал в «Окнах сатиры РОСТА» под руководством В.В.Маяковского и М.М.Черемных. Затем был Ставрополь, где скульптор создал памятники А.Н.Островскому и Я.М.Свердлову.

С 1923 г. в Москве - член профессионального Союза работников искусства (РАБИС) и Ассоциации художников революционной России (АХРР). В эти годы работает над созданием бюстов В.И.Ленина. По заказу Музея революции создал скульптуру «Ленин с книгой».

В Париже, в 1930 году, Георгий Дмитриевич знакомится с великой русской балериной Анной Павловой. «Ценность работ скульптора в том, что они выполнены с натуры и одобрены самой балериной. Сохранилось ее высказывание о первых эскизах художника: «Так интересно меня еще никто не лепил. Скажите, что вам нужно для работы? Я сделаю для вас все, все, все!» Павлова распорядилась выдать Лаврову пропуск на все ее спектакли и репетиции, что дало возможность скульптору работать над ее образом прямо в театре. Позировала она и в его мастерской в Латинском квартале.
«Созданные мной, – вспоминал Георгий Дмитриевич, – за короткий месячный период работы с Анной Павловой, естественно, не все завершены, не все равноценны, но все хранят тепло воспоминаний о замечательной актрисе и чудеснейшем человеке». И далее: «Во время похорон Анны Павловой в январе 1931 года на сцене «Гранд-опера» стоял бюст балерины. Глядя на него, многие плакали». Ряд работ из этой серии были привезены в Москву. «Стрекоза» была помещена в Третьяковскую галерею, «Умирающий лебедь», «Жизель» и «Одетта» – в Центральный музей им. А. А. Бахрушина» (Там же).

Через два года после возвращения из Парижа Г. Д. Лавров был репрессирован. За этот период он создал скульптурные портреты государственных деятелей Я.Э.Рудзутака и наркома просвещения А. С. Бубнова, которые в 1937 г. были объявлены врагами народа и расстреляны. Расстрелян был и А.А. Маркизов, нарком земледелия Бурято-Монгольской АССР, бюст семилетней дочери которого создавал Лавров. Очевидно с этими событиями был связан и арест Георгия Дмитриевич 16 сентября 1938 года. «Арест! Невероятно! Ведь 1917 год – Великую Октябрьскую социалистическую революцию я принял открыто и без колебаний, за что дважды арестовывался колчаковцами в Томске. Конечно, все выяснят и принесут мне извинения за арест» (Лавров Г. Д. Париж… Магадан / биогр. сведения В. Лавровой-Солдатовой // Освенцим без печей : Из подгот. к изд. сб. "Доднесь тяготеет". Т. 2 : Колыма / сост. С. С. Виленский. - М. : Возвращение, 1996. - С. 108.

О трагической судьбе девочки-легенды СССР Гели Маркизовой много написано. Прочтите, например, материал Анастасии Гнединской, опубликованный в 2009 г. в «Московском комсомольце» и представленный на одном из бурятских сайтов.

Сталин и Геля. Скульптура в Мемориальном музее И. В. Сталина в Иркутске

«На волне известности бурятской девочки знаменитый скульптор Георгий Лавров создает скульптурную композицию «Сталин и Геля». Автор еще не знал, какую цену ему придется заплатить за свое стремление угодить властям.

Вдова Георгия Дмитриевича рассказывала мне, что как только скульптура была готова, сделали три миллиона копий, – вспоминает кинодокументалист Анатолий Алай. – Их установили везде – на школьных дворах, в парках, скверах, парикмахерских. “Разве что в туалетах не было гипсового вождя с девочкой на руках”, – во время того интервью пошутила она».
Вопрос о том, что же делать с многочисленными скульптурами Лаврова (а также с плакатами с изображением Сталина и Гели) встал после того, как А. А. Маркизова расстреляли: «получается, что на агитплакатах и скульптурах, воспевающих счастливое детство в СССР, великий вождь обнимает… дочь врага народа. … Решение было найдено: подобрать похожую девочку и подменить ею Гелю. Причем у “клона” должна быть незапятнанная репутация: пионерка, спортсменка… После недолгих поисков на роль Гели подобрали Мамлакат Нахангову — пионерку-стахановку, которая первой научилась собирать хлопок двумя руками.
По всему Союзу начинают перебивать надписи на лавровских скульптурах. Теперь на постаменте значится не “Сталин и Геля”, а “Сталин и Мамлакат”, – объясняет Алай. – Вдова Лаврова рассказывала, что Мамлакат даже приводили в мастерскую к ее мужу, фотографировали, а потом дали этот “подлог” в газетах. Подпись под кадром была примерно такой: повзрослевшая Мамлакат пришла посмотреть на “свой” скульптурный портрет с отцом народов.
Фокус кремлевских политтехнологов удался. В сознании советских людей образ самой счастливой девочки плотно слился с образом таджикской пионерки-стахановки. А маленькой Геле, у которой отняли лицо, приказали молчать.
Дело встало за малым – устранить свидетелей подмены. В 1938 году неожиданно умирает мама Гели. Девочке уход родительницы из жизни объяснили просто: “Не выдержала ваша маменька позора, вот и перерезала себе глотку”. Истину Энгельсина Ардановна узнала только спустя 50 лет.
Правду я узнала после того, как посмотрела ее дело в ФСБ. Там я нашла один документ, который наконец раскрыл тайну ее гибели. Начальник НКВД Туркестана посылает запрос Берии с таким содержанием: “Здесь находится ссыльная Маркизова, которая хранит подарки от Сталина и пять портретов ее дочери с вождем. Что делать?” И сбоку синим карандашом написано очень четко: “УСТРАНИТЬ”.

Об этой истории был снят документальный фильм «Сталин и Геля» (режиссер: А. И. Алай при участии А. Котелевского. 2004 г.). О докторе исторических наук Энгельсине Сергеевне Чешковой можно прочесть, например, в Википедии.

Г. Д. Лаврова поместили в Бутырскую тюрьму, а в феврале 1939 года обвинили в участии в антисоветской террористической организации и в подготовке покушения на Сталина
и присудили пять лет исправительно-трудовых лагерей. Художник оказался в Магадане, откуда был направлен на золотой прииск «Разведчик». Но не сразу. Воспоминания художника из книги "
Освенцим без печей": «Через несколько дней с большой группой таких же заключенных меня этапом отправили на восток. Наш состав из вагонов-теплушек тащился от Москвы до Владивостока более месяца.
Во Владивостоке нас прямо из вагонов погнали на высокую сопку. На сопке приказали строить колючее проволочное заграждение, в которое загнали нас и оставили под открытым небом на неопределенное время. Здесь я встретил своего друга, заключенного художника А.В. Григорьева.
Продержав несколько дней за колючей проволокой, нас погрузили в темные, грязные трюмы морского грузового корабля и несколько дней везли до Магадана, не давая возможности выйти из трюма даже во время качки и морской болезни. В трюме было тесно и омерзительно смрадно.
В Магадане заключенных помыли в бане, распределили по лагерным пунктам и в 40-градусный мороз на открытых грузовиках стали развозить по местам назначения.
Меня с группой заключенных довезли до прииска «Разведчик». Дальше проезжей дороги не было, и мы глухой тайгой, через высокую, покрытую глубоким снегом сопку всю ночь до утра пробирались к месту нашего заключения и работы — на участок «Скрытый» прииска «Разведчик».
На «Скрытом» работали около 150 заключенных, кайлили золотоносную мерзлоту в шахтах.
Жили, точнее, ночевали зеки в заваленном снегом и едва видном бревенчатом бараке с потолком, но без крыши. Посредине барака стояла железная печь — бочка из-под бензина с железной трубой. В ней беспрерывно горели дрова. Около нее было жарко. А в углах барака постоянно лежал слой льда.
Вольнонаемных рабочих и охранников на «Скрытом» не было. Его полностью обслуживали заключенные, охраной надежно служила безбрежная горная тайга. Бежать было просто невозможно. Врачебной помощи не было. Заключенные умирали по несколько человек в день.
К концу первого месяца пребывания на «Скрытом» я заболел цингой. Стали расшатываться и выпадать зубы, слезали ногти, появились характерные для цинги язвы. Началась водянка. Ноги превратились в наполненные водой мешки. Я полностью потерял трудоспособность, не мог ходить.
Меня как полного инвалида со «Скрытого» отправили в лагерный пункт Оротукан, на работу ночным сторожем культбазы. А днем работал на строительстве оротуканской Доски почета».

Магаданский ДК

Георгий Дмитриевич вспоминал об этом времени: «Кладка кирпичных стен магаданского Дома культуры и их штукатурка были уже закончены. Мне было приказано приступить к выполнению скульптуры. Условия были тяжелые, в Магадане и в его окрестностях не нашлось пригодной для лепки глины. Имелись только алебастр, проволока, металлическая сетка и цемент. С этими материалами я был вынужден приступить к скульптурным работам. В Магадане за период с 1941-го по 1943 год мной были выполнены следующие скульптурные работы: четыре трехметровые цементные статуи на парапет Дома культуры — «Красноармеец», «Партизанка», «Забойщик», «Бурильщик»; бюсты Маркса, Энгельса, Ленина, драматурга Островского, Горького, Станиславского и другие. Эти бюсты были установлены в большом фойе Дома культуры.
Трехметровая железо-цементная многофигурная скульптурная композиция «Героическая эпопея обороны СССР», четыре коринфские капители на колонны фасада Дома культуры и вся декоративная лепнина внутренних помещений были выполнены и установлены мной. Несколько скульптур на антифашистские темы для Магаданской художественной выставки в 1944 году выполнены мной в том же материале.
За все эти работы я был премирован буханкой черного хлеба, восьмушкой махорки и 50 граммами спирта. Хлеб я съел, махорку отдал заключенным, а спирт выпил начальник «за мое здоровье».

В 1943-м году Лавров был освобожден без права выезда с Колымы, а весной 1945 г. по распоряжению заместителя министра внутренних дел СССР А. П. Завенягина был направлен в Красноярск на аффинажный завод, где он должен был заняться изготовлением изделий из металлов, добываемых в Норильске. В городе художник прожил три года. Именно здесь он познакомился со своей будущей супругой – художницей Валентиной Пименовной Солдатовой, которая оставила интереснейшие воспоминания о муже. (Посмотрите публикацию о ней в журнале «Женщин Плюс…» за 1999 г. (№ 3), а также воспоминания, опубликованные в № 7 за 2004 год журнала «Мир живописи».)

В Красноярске скульптор создает две большие работы: бюст В. И. Сурикова (сегодня его можно увидеть перед зданием художественного училища на ул. Свердловской) и памятник бойцам 31-го Сибирского стрелкового полка, мраморный бюст Сурикова, находящийся сейчас в Доме-усадьбе великого художника и другие работы (см. ниже).

 


Памятник во дворе Дома-усадьбы В. И. Сурикова. Фото из книги И. В. Давыденко "Художники Красноярска" (Красноярск, 1978).

 
Современная фотография памятника.
Обратите внимание: кисточки в руке художника уже нет. И он как будто на что-то показывает указательным пальцем:

 
Также обрезан пиджак. Последний придавал особое, несколько небрежное, настроение образу, делал его живым. Кроме того, эта деталь сглаживала границу между памятником и постаментом.

«В. И. Суриков на этюдах». Скульптура хранится в Доме-музее В. И. Сурикова.

В 1948-м году Лаврова переводят в Минусинск, где он продолжает тему гражданской войны и создает памятник партизану П. Е. Щетинкину. Скульптура установлена в центре города, а перед краеведческим музеем можно увидеть памятник его основателю Николаю Михайловичу Мартьянову – также работа Лаврова (1951 г.).

В 1951-м году супруги переезжают в Мариуполь, где Георгий Дмитриевич создает бюсты Белинского и Мичу­рина на аллее классиков в Городском саду (стоящие там и поныне). (Подробнее о пребывании Лаврова в Мариуполе можно прочесть (http://www.promariupol.com/Content_18.html) на сайте города.) Почему-то об этом городе в биографических очерках, в том числе в книге Давыденко, вообще не сообщается. И складывается впечатление, что скульптор жил в крае до 1953 года. Но начиная с 1951 года местонахождение всех его работ – не Красноярский край. Можно предположить, что уехав из края в 1951 году, он сюда уже не возвращался.

В октябре 1954-го года Георгий Дмитриевич был реабилитирован и переехал в Москву. Примечательно, что и там он создает работы, посвященный событиям и людям Красноярского края. К ним относится мемориал в память шахтеров, погибших в 1831-м году при аварии в Черногорске. Мемориал сооружен в 1961-м году.

 

Скончался Георгий Дмитриевич в 1991 году в Москве в возрасте 96-ти лет.

Последние факты в основном почерпнуты из статьи Юрия Болдырева «Скульптор Лавров» (Вечерний Красноярск. 2001. № 106.).

С полным каталогом работ Георгия Дмитриевича Лаврова можно познакомиться в тексте кандидатской диссертации Натальи Степановны Царевой «Творчество скульптора Г.Д. Лаврова (1895-1991) в контексте художественных тенденций XX века» (Барнаул, 2005). 

В обширном списке литературы к диссертации можно почерпнуть источники о жизни и творчестве скульптора. И, конечно же, желающим познакомиться с искусствоведческим анализом творчества скульптора нельзя проигнорировать эту научную работу. (В Красноярске ее можно почитать в Краевой научной или в вузовских библиотеках.)

Из Заключения к диссертации: «В ходе нашего исследования, опираясь на архивные и другие источники, нам удалось полностью, без купюр восстановить творческую биографию художника, уточнить датировку и выяснить местонахождение некоторых произведений, выявить и описать малоизвестные работы скульптора, обнаружить ряд работ ранее неизвестных и неопубликованных в России и ввести их в научный оборот и, наконец, впервые составить полный каталог произведений Г.Д. Лаврова.
В работе была предпринята попытка раскрытия средств выразительности скульптуры Г.Д. Лаврова и реконструкция его творческого метода, что позволяет нам сделать вывод, художник прошел путь от реализма, граничащего с натурализмом в ранних работах, через увлечение импрессионизмом и модерном к ар деко и к вновь реализму. Главным образом скульптор работал в реалистической манере, столь характерной для отечественного искусство второй половины XX века.
Новым результатом нашей работы можно считать, то, что нам удалось выяснить, что Г.Д. Лавров не только испытал влияние стиля ар деко, но и сам внес большой вклад в его развитие, творческое наследие Г.Д. Лаврова, его скульптурные произведения, исполненные в этом стиле до сих пор привлекает зарубежных исследователей». 

Скульптуры Г. Д. Лаврова, выполненные в Красноярске

Красноярский период каталога, представленного в диссертации Н. С. Царевой, содержит 32 работы.

1945 г.
Настольные бюсты В. В. Маяковского, А. М. Горького, Л. Н. Толстого, Н. В. Гоголя, М. Ю. Лермонтова, А. С. Пушкина (местонахождение: Красноярское товарищество «Художник» (ранее)).

1946 г.
Бюсты хирурга Щепетова, Д. И. Каратанова, В. И. Сурикова, И. В. Сталина (1946 г., местонахождение: Красноярский краеведческий музей).
В этом же году Лавровым были создана скульптура Сталина, представленная на трех выставках в Красноярске, а также на выставке в Новосибирске в 1947 г., где автор получил 1-ю премию и диплом КДИ. Местонахождение работы не указано.
Тогда же Лавровым был выполнен макет монумента на предзаводскую площадь Красмаша. Работа была представлена на 8-й краевой выставке произведений красноярских художников в 1947 году. На этой же выставке демонстрировался проект настольных часов «Север для Победы» (гипс). Информация о местонахождении в каталоге также отсутствует.

1947 г.
Бюсты И. В. Сталина и В. И. Ленина, гипсовый барельеф Ленина, бюст Калогайды, два этюда – «Этюд головы» и «Этюд с натуры». Все работы 1947-го года были выставлены в Новосибирске на Сибирской межобластной выставке «30 лет Октября».

1948 г.
Станковая скульптура «В. И. Суриков на этюдах» (гипс тонированный; размер 27,5x16x21,5).
Портрет В. И. Сурикова (цемент тонированный; размер 77x38x36).
«Памятник на братской могиле солдат 31-го Сибирского стрелкового полка, восставших против Колчака и погибших при подавлении восстания белыми» (цемент, алюминий, мрамор; макет памятника был представлен на 9-й краевой выставке произведений красноярских художников в 1948 г.).

На самом деле памятник был закончен в 1947-м году, когда и состоялось его открытие - к 30-летию революции. Об открытии писала газета "Красноярский рабочий" осенью 1947-го года. В работе Н. С. Царевой ошибка.

Памятник Великому русскому художнику Василию Ивановичу Сурикову (цемент, дюралюминий, мрамор). (Открыт в день 100-летия со дня рождения во дворе дом, где родился художник (ныне Мемориальный Дом-музей В. И. Сурикова в Красноярске) (Воспроизведен в Каталоге персональной выставки (М, Советский художник. 1982. С. 18.)).
Мемориальная доска на доме А. Д. Зырянова (первая квартира В. И. Ленина) в селе Шушенском «Здесь жил В. И. Ленин».
Мемориальная доска на доме П. А. Петровой (вторая квартира В. И. Ленина и Н. К. Крупской) в селе Шушенском «Здесь жил В. И. Ленин».
Первая работа 1948 года была представлена в Москве на Республиканской выставке произведений художников краев, областей, автономных республик РСФСР в 1951 г., а также на персональной выставке скульптора в 1982 г., вторая – тоже в Москве на Выставке скульптуры в 1957 г. и на той же персональной выставке 1982 года.

1949 г.

Скульптура «Буду хорошо учиться» (В. И. Ленин с пионером) (местонахождение: с. Шушенское, средняя школа (ранее)).
Бюст В.И. Сурикова (мрамор) (местонахождение: Дом-музей В. И. Сурикова, Красноярск).
Бюст В. И. Ленина (местонахождение: Черногорск, Шахта 5).

1950 г.

Памятник партизану Гражданской войны П. Е. Щетинкину (цемент, местонахождение: г. Минусинск, городская площадь).

1951 г.

Памятник-бюст Н. М. Мартьянова – основателя Минусинского краеведческого музея (цемент, установлен перед зданием музея в г. Минусинске).
Скульптура «В. И. Суриков на этюдах» (небьющийся железобетон, местонахождение: Дом-музей В. И. Сурикова, г. Красноярск).

Последние строки текста диссертации Н. С. Царевой: «сегодня можно с уверенностью заявить, что творчество русского скульптора Георгия Дмитриевича Лаврова, несомненно, занимает одно из немаловажных мест в истории отечественной скульптуры XX века и одно из интереснейших в истории искусства Сибири».

 

И в заключение, несколько зимних фотографий, сделанных неделю-две назад.


Путь к памятнику


 

Место популярное у «местных жителей». На лавочках всегда кто-то отдыхает.


 

На переднем плане Евдокия Николаевна. С ней мы беседовали около часа. За это время образованная, восьмидесяти с лишним лет, женщина поведала мне чуть ли не всю историю гражданской войны и белого движения. Я рассталась с ней в восхищении.



 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 



Tags: Красноярск, Советский район Красноярска, военный городок, гражданская война, захоронения, памятники, скульпторы, улица Краснодарская, художники
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 44 comments